how to make a website for free
krashkina.me

LARISSA KRASHKINA

Ph.D. in Philosophy. Master of Arts in History. Etiquette & Image Management Consultant

Русский музей. Михайловский дворец. С.-Пбг. Россия

ДОМАШНИЕ ИСТОРИИ


КАК ОТЛИЧИТЬ

Как отличить хорошего дирижера от плохого? Этот вопрос возник у меня давно, еще в начале студенчества. Была сводная репетиция академической капеллы и симфонического оркестра областной филармонии. Я не помню, что мы должны были исполнять, кантату Прокофьева "Александр Невский" или что-то другое. Может быть, "Алеко" Рахманинова. Предстояла репетиция с новым дирижером. В то время в филармонии почему-то часто менялись дирижеры оркестра и это негативно влияло на качество исполнения. В перерыве музыканты и коллеги из капеллы обменялись впечатлениями. Я была свидетелем этой беседы.

Кто-то из наших спросил: - Как Вам новый дирижер? В ответ один пожал плечами, другой смущенно отвел глаза. Кто-то ответил каламбуром. В общем, стало понятно, что хороший отзыв не готов. Их мнение было авторитетным для меня. Я подумала: - Как они это определили? Никаких явных промахов не было в звучании, на ноты попадали, вступали вовремя и ... в общем, все исполнили нормально.

Прошло несколько лет. И я, оказавшись на концерте одного из столичных симфонических оркестров, вдруг сделала для себя открытие. Я поняла, чем отличается плохой дирижер от хорошего. В этот раз исполнение было откровенно слабым. И это зависело не от мастерства музыкантов, а от дирижера и его трактовки произведения. На мой взгляд, хороший дирижер обладает гармонизирующей энергией воздействия на оркестр. Мастерство управления дирижера в точности жестов. В передаче смыслов (акцентов, которые записаны в партитуре). В творении живого магического единства музыки, её исполнителей и слушателей, переживаемого здесь и сейчас. И есть еще многое, что словами трудно объяснить. Вывод, который я сделала для себя, - надо слушать и слышать, чтобы учиться отличать хорошее от плохого.

04.05.2019


СЛУЧАЙ ИЗ СТУДЕНЧЕСКОЙ ЖИЗНИ. ПРО ЦВЕТЫ

Было это давно. Училась я в городе, где каждый седьмой житель (по статистике) был студентом университета или института. Вузов было семь при небольшой численности населения (около 400 тыс.). Все вузовские учебные корпуса, библиотеки находились в историческом центре города, практически вдоль одной улицы. Встретить кого-либо из университетских знакомых было очень легко. Например, если необходимо было что-то, не планируемое заранее, купить (вдруг в магазине появился дефицитный товар - итальянские модельные туфли по цене повышенной стипендии), а у тебя не было с собой достаточной суммы , можно было просто минут 10-15 подождать у кинотеатра (все на одной улице!), когда пройдет кто-то из знакомых, попросить в долг денег и сделать покупку. 
Цветы тогда были не менее дефицитным товаром, чем правильные туфли. Купить их было не просто.А на свидание полагалось приходить с цветами. Я знала, что многие мои однокашники учатся в вузах города, с некоторыми мы иногда встречались. Но с парнем, о котором пойдет речь, мы не виделись года два или три после школы. Мы были из одного выпуска, из разных классов, не были друзьями, просто с большим уважением относились друг к другу. И вдруг наша неожиданная встреча на улице. Я замечаю его, он видит меня среди идущих навстречу. Я понимаю, что он идет на свидание со своей девушкой, потому что в руках держит цветы. Секундное замешательство. Мы приветствуем друг друга и он вручает мне эти цветы в знак нашей неожиданной встречи. Я пытаюсь возражать: "Ты же идешь на свидание, цветы предназначены твоей девушке"! Ответил примерно так: "Моя девушка поймет. У меня еще будет возможность подарить ей цветы. А это тебе". Этот жест был полной неожиданностью для меня, но, как оказалось, совершенно естественным проявлением для хорошо воспитанного человека. Красивый поступок! Помню эти цветы до сих пор.



ПРО МАМУ

Сегодня, 14 февраля, день рождения моей мамы, Галины Александровны. Юбилейная дата. Несколько фотографий из семейного архива. Родители, школьная юность, любовь и замужество, рождение детей, окончание института с красным дипломом. Потом сорок лет служения в образовании, из них тридцать лет директором школы. За это время ни одного нормального отпуска. Школа старая, каждое лето требовался серьезный ремонт. А денег на ремонт нет. Государственное финансирование - "горькие слезы". Выручала только шефская помощь ЗСМК. Уважали! Сильно уважали! За яркость личности. За силу духа. За преданность просвещению и гуманистической педагогике. За честное руководство школой. За добрые дела. За смелость и стойкость в борьбе с бюрократическими и хозяйственными трудностями. И, конечно, за красоту и оптимизм. Теперь уже десять лет на заслуженном отдыхе. Но школа снится до сих пор. И в завершение. Все члены семьи служат просвещению. С днем рождения, Учитель!

14.02.2017


ЛИЧНЫЕ ВСТРЕЧИ С ИСТОРИЕЙ СТРАНЫ 

На пятом курсе университета мы должны были проходить педагогическую практику в школе. Учителей в деревенских школах не хватало, поэтому ОблОНО (Областной отдел народного образования) ежегодно отдавал соответствующее распоряжение (заявку) в вузы для отправки студентов старших курсов (по желанию) на прохождение пед. практики в отдаленные школы области. Это было возможностью попробовать себя в профессии школьного учителя, получить опыт деревенской жизни и принять на основании этого решение о своей дальнейшей судьбе. Дело в том, что угроза распределения "в деревенскую школу" висела в то время и над всеми выпускниками гуманитарных факультетов университета. Продолжительность практики определялась одной четвертью, при желании можно было остаться работать на больший срок. Работа оплачивалась. Предоставляли жильё. Я написала заявление и отправилась на педагогическую практику в отдаленную сибирскую деревню. Разумеется, я не имела ни малейшего представления о том, что меня ждет. Но кое-что разузнать все-таки удалось из разговора с однокурсником, который уже успел там поработать в течение учебного года. Фактически я ехала на его место. Он проработал там год, больше не смог. Он ответил на мои вопросы, которые я, как исключительно городской житель, догадалась задать. Все вопросы были о школе. Как там жить, я не спросила. Но деревенский быт это отдельная история.

До места прохождения практики нужно было лететь самолетом более часа, потом добираться по сибирской реке на "Метеоре" ( речном пассажирском теплоходе на подводных крыльях) около часа. Был еще почтовый вертолет, но туда пассажиров не брали. Других дорог не было. Кругом непроходимая тайга на десятки километров.

Скажу сразу, что знакомство с живущими там людьми оказалось очень важным для меня в понимании истории народа и человеческой природы. Круг общения - учителя школы. Я вспоминаю о них с большим уважением, с чувством благодарности за помощь и хорошее отношение. Вместе с тем, всегда к этим воспоминаниям примешивается чувство глубокой скорби по поводу загубленных жизней и сломанных судеб жертв политических репрессий и их потомков. 

Школа выделила мне для проживания отдельную половину дома, коллеги учителя поделились своей домашней утварью, продуктами с огорода. Рассказали как топить печь, дали дрова на первое время. Сразу предупредили о суровом характере поселения, что милиции теперь рядом нет и надо быть осторожной. Все мои будущие ученики в первый же день моего заселения оказались около окон моего дома, с любопытством наблюдая, как устраивается "новая училка". При отсутствии событий в поселке, для них это было своеобразным развлечением и знакомством с городским жителем. Я поняла, что буду под неусыпным надзором все время практики. Поэтому предусмотрительно выбрала самую консервативную модель поведения: доброжелательность при сохранении дистанции. 

Мне повезло по сравнению с другими практикантами. Поселение оказалось очень добротным. Леспромхоз. Деревянная школа с ремонтом, со спортивным залом. Библиотека с хорошими книгами. Столовая. Продуктовый магазин. Промтоварный магазин. Клуб, в котором показывали фильмы. Крепкие домохозяйства, большие рубленные дома. Народ очень трудолюбивый. Помимо работы в леспромхозе, почти все вели домашнее хозяйство, имели огород. Мужчины занимались охотой (причем, даже школьники), рыболовством. Но сильно пили. Очень сильно. Поселение состояло из потомков репрессированных и их надзирателей. Каждая сторона это помнила, не враждовали, но напряжение проскальзывало.

В течение сентября я адаптировалась к новым условиям быта, школьному ритму (каждый день по 5-6 подготовок). Однажды, в поисках дороги к продуктовому магазину, мне пришлось обратиться с вопросом к человеку на мотоцикле, которого увидела издалека. Рядом не было другого, у кого можно было бы спросить. Когда он подъехал, смог объяснить, где магазин. Это оказался плохо одетый молодой мужчина, из местных, с внешностью, которой могли бы позавидовать звезды Голливуда. Блондин с копной волос, которые крупными прядями в беспорядке обрамляли запыленное лицо. Большие синие глаза, правильные, тонкие черты лица. Во всем облике угадывалась порода исключительной красоты и стати. Я заметила, что он нетрезв, но при этом уверенно управляется с мотоциклом. Потом я узнала об этом человеке от старой учительницы, она уже давно не работала в школе и знала здесь всех с момента поселения. Она сказала так: "Да это алкоголик, из репрессированных кулаков. У них была большая семья, но почти все погибли или спились. Это один из уцелевших, внук. Таких здесь большинство, все пьют. Но хозяева хорошие". Я ничего не сказала в ответ, но подумала: "Каких же людей загубили репрессиями! Уничтожали не класс, уничтожали лучшую человеческую породу. И какая же мощь у этого народа, если даже в условиях непригодных для жизни, некоторые выжили и наладили хозяйство!".

И был еще один случай знакомства (не личного) с местным жителем, который меня поразил. Он славился необыкновенной силой. Высокий рост, косая сажень в плечах. К нему часто обращались старушки, когда нужно было наколоть дрова. Он это делал мастерски, с искусством виртуоза. Однажды, проходя мимо одного двора, я видела, с какой сноровкой мужчина колол дрова. Рука с топором двигалась по кругу, раскалывая колоду с такой же легкостью, словно это девочка вертит скакалку, прыгая через нее. Я подумала, наверное, это тот, о котором рассказывали. Но убедиться в этом я смогла чуть позже. 

Пришло время проводить в школе родительское собрание. Я должна была присутствовать. В ожидании начала собрания, я зашла в спортивный зал, где тренировались старшеклассники и несколько взрослых мужчин. Они разыгрывали пасы, играли в баскетбол. И вот разыгрывают подачу мяча. Я не следила за развитием игры, разговаривала с коллегой. Но вдруг вижу, что мяч при подаче из одного конца зала летит в противоположный конец с такой силой, что ударившись о стену, возвращается назад к тому, кто подавал. Я не могла поверить своим глазам. Зал 28-30 м в длину! Это вообще нормально? Я не знаток баскетбола. Оказывается, подавал тот самый, кто рубил дрова. Потомок репрессированных.

30.10.2016



ПЕРВОЕ СЕНТЯБРЯ В НАШЕМ ДОМЕ ВСЕГДА БЫЛО ПРАЗДНИКОМ.

И мама и папа в свое время учились с удовольствием. Мама всю жизнь проработала в школе, сначала учителем, потом директором. Друзья родителей тоже учителя. Школа была центром взрослой жизни, поэтому школу я ждала с нетерпением. Она для меня была избавлением от детского сада и предвкушением интересной, уже взрослой жизни, полностью самостоятельной. Учиться я любила. И училась хорошо. Мне нравилось все, кроме уроков физкультуры в старших классах. В 8-ом классе пришлось перейти в новую школу и очень жалко было расставаться с одноклассниками. У нас был дружный коллектив с 1-го класса. Сейчас вспоминаю первую школу и понимаю, что мне очень повезло с учителями. 

После первого класса обязательным заданием на лето было собрать гербарий из листьев деревьев и кустарников, что-то читать из списка литературы. Родителям рекомендовали приобрести для детей (и мальчиков и девочек) конструктор №1 (аллюминиевый: шайбы, болты, ключи и т.д. - начальный уровень). Помню меня это очень удивило, к тому времени я имела дело только с куклами. Но если задание дано, его надо выполнять. Такого конструктора в продаже не удалось найти, пришлось сразу осваивать конструктор повышенной сложности. С тех пор я легко разбираюсь во всех креплениях и сборке. 

Задание по гербарию уже в начальной школе превратилось в серьезное исследование местной флоры, благо, что дома была солидная библиотека по естествознанию. Была изучена вся территория около дачного поселка, все ручьи, овраги. Родители не боялись отпускать одну на даче. Дома хранились какие-то грибы трутовики из леса, экзотические кедровые шишки, привезенные с сочинского базара, но никогда не было развешанных для сушки пучков трав. Папе пришлось заказывать мастерам специальные рамки для гербария, которые, конечно, в магазине купить было невозможно. К 6-ому классу я научилась делать гербарий и знала почти все растения из ботанического атласа, которые удалось собрать и засушить. Особенно мне нравилось их написание по-латыни, это меня просто завораживало. Прочитать их еще не могла, потому что латынь не знала, но перерисовать тушью название уже умела.

В 5-ом классе начались уроки рисования, которые вел настоящий художник, если правильно помню фамилию, Осин. На 2-ом этаже, где был кабинет рисования и черчения, вся школьная рекреация была отдана под постоянную выставку картин художника. Все стены были увешаны живописными работами. Это было святое место в школе, там даже хулиганы вели себя достойно. Сила красоты! Это удовольствие длилось до 7-го класса, потом началась новая школа. Сложная адаптация в новом коллективе, но радости были.

Было приобщение к настоящей хоровой классике в школьной академической капелле. Руководил капеллой очень талантливый человек, преподаватель, мы его звали маэстро, Илья Михайлович Оршанский. Потом он стал директором гимназии №70. Капелла была городской знаменитостью и гордостью школы. Исполняли не детские песни для хора, а серьезные классические произведения, в том числе, хоры Георгия Свиридова. Это было начало формирования музыкального вкуса и ценностей исполнительского мастерства.

Вообще, учительский коллектив школы был очень хорошего уровня. Самое замечательное в том, что они были не только профессионалами по своей дисциплине, они были честными людьми, которые своим отношением к человеку, к труду формировали идеал правильной модели поведения у своих учеников . Очень хорошо помню учителя химии, Антонину Александровну Ноздреватых. Знающая, строгая в оценках, бескомпромиссная, справедливая. Агния Петровна - учитель по домоводству. Незабываемые уроки профессионального мастерства! Раиса Александровна Пантыкина замечательный учитель литературы с безупречным художественным вкусом, наследница многочисленной учительской династии с дореволюционных времен. Деликатный человек с тонкой душевной организацией, литературу преподавала так, что многие ее ученики до сих пор приезжают к ней, как к учителю.

01.09.2016

Адрес:

Москва, Россия                     
ул. Моховая, 7

Контакты:

Email: 7601500@gmail.com      
Phone: +7 (926) 760 15 00        
Skype:  deims-club

Ссылки

Курсы                     
Консалтинг
Школа Этикета